02.03.2018 09:00 5018

Несладкая жизнь директора конфетной фабрики

Этот человек не любит конфет, хотя сам придумывает новые сорта.  И  никогда не говорит о своих планах наперед. Его биографии вы не найдете в интернете… Такие люди не любят публичности. Зато любят дело, которым занимаются. Уже 20 лет как  Александр Дронов – герой нашего интервью, работает на Херсонской кондитерской фабрике. Говорит, пришел сюда обычным менеджером, а прошел все ступени развития до должности коммерческого директора.

Александр Павлович,  многие, наверное,  думают, что  директору конфетной фабрики живется, довольно, сладко. Так ли это на самом деле?

Люди могут думать, что угодно.  Это их право. Скажу только одно, просто ничего в этой жизни не достается.  Коллектив ООО «Херсонская кондитерская фабрика» - это 300 человек, более 300 наименований сырья,  12 стран мира, которые покупают нашу продукцию. 

Нас  и наши конфеты любят  и покупают  от Нью-Йорка до о. Маврикий.  Тот, кто знает и видит, сколько я работаю, знает  - это не просто. А говорить можно что угодно!

Вы  с детства хотели тут работать?

Хотя все мое детство и прошло на фабрике, я жутко не хотел идти сюда работать. Мама уже 60 лет работает…. Хотя начинала обычной разнорабочей,  смогла дорасти до директора фабрики. Представьте ее с ее наградами и статусом в городе знают все.  А меня, как мужчину, мамина фамилия поддавливала. Не хотелось, чтобы люди считали, что это с ее подачи я стал руководителем. Нет,…  Мама всегда меня поддерживала морально, я знал, что за спиной у меня надежная поддержка. И  хоть все мое детство прошло именно тут – на фабрике, в цехах, идти работать сюда я сначала не хотел. В 1995 году начал свой бизнес, когда дела пошли в гору, и я понял, что самодостаточен,  только тогда пришел на фабрику. Сначала просто менеджером…. Хотел пройти все этапы становления, полностью вникнуть в процесс. Теперь даже некоторые сорта  конфет сам разрабатываю».

 То есть в производстве все-таки допускается творческий подход?

Конечно,  «Український степ», так назывались конфеты, которые я придумал. Были еще «Мужские»… Специально для мужчин, изготовление в форме сигары. Но  в процессе создания участвуют все и мама, и я, и сестра. Придумать новый сорт очень сложно. Над этим трудится целая команда технологов.

 

Новинки обсуждают и дегустируют на Днях качества. Учитывают все: и сырье, и сложность изготовления, и цену...  Затем образцы показывают клиентам и ждут их оценки. Если все складывается нормально, новую продукцию можно запустить в производство через месяц–полтора после того, как ее одобрит клиент.

Между прочим, «одежку» для херсонских конфет создают полиграфисты Херсона, Харькова и даже Турции.  Бизнес семейный, потому все делаем сообща. Высокая конкуренция подталкивает к поиску новых рынков сбыта.

Продукцию Херсонской кондитерской фабрики можно приобрести не только на постсоветском пространстве, но и в Греции, Ирландии, Израиле, Иране, Монголии, Финляндии…. Сейчас 12 стран мира покупают конфеты нашей фабрики.

Вы сказали бизнес семейный.  Ваши дети уже начали вникать в тонкости кондитерского искусства?

- У меня две дочери 21 и 13 лет.  И они видят свою жизнь совершенно по-другому. У них другие интересы, больше возможностей, чем было в моем детстве. Младшая, например, мечтает быть журналистом. Ходит на курсы, учится писать статьи. Старшую привлекает индустрия красоты. Все что связано с деятельностью салонов красоты.  Как будет дальше, время покажет.

А как сами к сладкому относитесь?

Как не парадоксально, сладкое я не люблю. Но приходится пробовать все, чем мы потом угощаем потребителя.

Какими правилами по жизни вы руководствуетесь?

Когда мне было 10, у нас с отцом был разговор. Я говорил папе, кем хочу стать, когда вырасту. И мой отец тогда  мне ответил: » Ты можешь быть кем угодно, бизнесменом, политиком, но ты всегда должен оставаться человеком…»  Я запомнил это навсегда. Я стараюсь не обижать людей.

Спросите на фабрике, за все время работы, я ни разу не повысил голос на кого-либо из сотрудников. Я всегда стараюсь понять человека, войти в его положение, поставить себя на его место. Одним словом не обижать людей.  С этим правилом живу и работаю.

Понятие быть человеком довольно размыто, и каждый вкладывает в него свой смысл.

Верно. Для меня -  это быть максимально честным не только перед людьми, но и перед самим собой. Одним словом - не пытаться обмануть свою совесть.  Стараться помогать людям… Наверное, это и значит быть человеком.

Вы помогаете детским домам и интернатам, наверное, морально это тяжело…

Еще как.  Я вообще стараюсь меньше туда ездить. Помогать, передавая детям необходимые вещи.  Такие поездки – стресс.  Ведь не все дети из интернатов – сироты. У большинства есть родители. Вот представьте, выступает ребенок на утреннике. Он готовился, учил стих, ждал свою маму…  А мама сидит в первом ряду  пьяная… Дети этого не понимают, для них их мамы всегда самые лучшие, самые любимые. А я не могу на это спокойно смотреть. Аж злость берет. Не справедливо это и не правильно.

Вас недавно избрали главой городской организации  «Укропа». Примерили уже  Ваше новое амплуа?

Понемногу привыкаю. Я понимаю, что теперь у меня появилась еще одна общественная нагрузка.  Поэтому вникаю в дела, читаю прессу, пытаюсь глубже вникнуть в проблемы нашего города.  Я также понимаю, что от меня теперь  зависит не только  благосостояние тех 300 человек, которые работают на фабрике. Но и других людей, которые возлагают надежду на нашу партию. 

Почему «Укроп», ведь на прошлые выборы Вы выдвигались от БПП?

Шоколад оскомину уже всей стране набил. Укроп не приторный. Да, я выдвигал на выборы свою кандидатуру от БПП. Скажу так - Бог отвел.  Я потом понял что ошибся, как и многие на волне Майдана.  А сейчас  действующая власть продолжает набивать себе карманы.  Взять, например, Херсон.  Распределение бюджета. Как можно наши с вами деньги класть себе в карман? Обналичивая их с помощь своих КП. Ведь это деньги громады, а не мэра или отдельных депутатов. Деньги твои только тогда, когда ты сам их заработал. Что-то произвел, изготовил. А не украл у людей.   «Укроп» не запятнал себя коррупционными скандалами. Он на острие проблем насущных. Эти ребята всегда в строю доже на войне.  

Теперь свободного времени у Вас будет еще меньше с появлением новых обязанностей…

Его и так особо не было.  А когда время есть, стараюсь проводить его с семьей. 

Вместе даже в спортзал ходим. Иногда с женой на рыбалку езжу.  Я человек верующий, поэтому каждую неделю с семьей обязательно посещаем церковь.